Вигоросность и здоровье

Одну из значительных угроз здоровью современного человека представляют различные виды отклоняющегося поведения. Большинство подходов к коррекции отклоняющегося поведения явно или имплицитно исходит из «реактивного принципа»: личность предполагается реагирующей на влияние среды по типу «кнут–пряник». Работа с людьми, склонными к отклоняющемуся поведению в этом свете видится как поддержание некоего гомеостаза: а) удовлетворение основных потребностей; б) подкрепление социально-приемлемых форм поведения; в) блокирование путем наказания неправильных форм поведения. Однако нередко наблюдаются случаи, когда подобная психолого-педагогическая коррекция оказывается явно неэффективной: человек не желает находиться в этой зоне «комфорта», а стремится выйти из нее в зону неадаптивности.

Подобная тенденция в поведении неоднократно становилось предметом исследований психологов. В работах Л.С. Выготского, Э. Эриксона, В.А. Петровского, отмечаются такие особенности поведения, как стремление к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, потребность «нестись сломя голову», которые иногда проявляются  как протест и направлены против воспитательного авторитета. Такая активность чаще всего носит неадаптивный, надситуативный характер в том смысле, что ничто во внешней ситуации жизнедеятельности индивида не побуждает проявлять подобную активность. В.С Ротенберг и А.Л. Венгер считают, что важнейшим компонентом человеческого поведения является поисковая активность, под которой понимается активность, направленная на изменение внешней ситуации или на изменение отношения субъекта к ситуации при отсутствии определенного прогноза результатов такой активности. При этом поисковая активность может проявлять себя и в патологическом поведении.

Таким образом, многие исследователи отмечают, что в основе ряда случаев отклоняющегося поведения лежит некая внутренняя тенденция, стремление к отклонению от «нормы». Один из подходов к описанию такой тенденции – концепция вигоросности.

Чем же отличается активность вигоросов от активности других людей? В работах, посвященных пассионарности и вигоросности, приводится достаточно большой перечень внешних особенностей активности, поведения человека. Несомненно, вигоросность характеризуется высоким уровнем активности. Этот признак, очевидно, обязателен, но не является специфическим, так как может быть отмечен и в случаях явно непассионарных (например, при реализации инстинкта самосохранения).

То общее, что объединяет факты вигоросного поведения и одновременно отличает их от других типов активности, можно назвать неадаптивностью. Речь в данном случае идет о предпочтении человеком деятельности, характеризующейся непредрешенным исходом, причем существенно, что сама эта непредрешенность мотивирует выбор подобной деятельности. При этом поведение вигороса целенаправленно. В отличие от поисковой активности ему важна не просто работа, как движение. Но и не сам получаемый  результат является главной целью пассионария. Ему важно достижение определенного рубежа, причем рубежа труднодостижимого.

При адаптивном поведении получением ожидаемого результата и выгод от него исчерпывается вся задача деятельности. Неадаптивная активность вигороса направляет его деятельность на цель, но главное – не выгоды, связанные с достижением цели, а само достижение, самореализация. Причем, чем более сложной становится цель, тем более она притягательна для пассионария. В результате, вигоросные личности ставят пред собой такие цели и избирают такие пути их достижения (вплоть до самопожертвования), что получаемые результаты становятся бессмысленными, с точки зрения здравого («адаптивного») смысла. Невигоросные личности также могут проявлять высокую активность, однако направляется она иными, нежели у пассионариев, смыслами.  

Анализ существующей литературы по проблеме пассионарности и вигоросности позволяет выдвинуть гипотезу о влиянии вигоросности на формирование некоторых видов отклоняющегося поведения. Во-первых, вигоросность не связана с этическими установками личности, а соответственно активность вигоросных личностей может быть направлена как в социально-полезную сторону, так и в сторону асоциальную, вплоть до преступного поведения. Эта негативная тенденция усиливается тем, что вигоросные личности ради достижения своей цели легко переступают через интересы других людей и потребность в собственной безопасности.

Во-вторых, само вигоросное поведение, независимо от его направленности, сопряжено с игнорированием инстинктов самосохранения и «голоса разума». Такое поведение зачастую представляет угрозу для жизни и здоровья, приводит к заболеваниям, травмам и преждевременной гибели. Наглядным результатом вигоросного поведения являются травмы и факты гибели активных работоспособных людей в результате опасного вождения автотранспорта, участия в конфликтах и т.д. Кроме того, к девиантным проявлениям вигоросности можно отнести тенденцию злоупотребления вигоросами курением, спиртными напитками, избегание брачного и родительского поведения. Попытки же принудительно ограничить активность вигоросов безрезультатны, поскольку их деятельная энергия все равно найдет выход в виде деструктивных поступков. Кроме того, невозможность реализации этой активности будет сопряжена для вигороса с мощным психофизиологическим стрессом и угрозой развития психосоматических заболеваний.  

В третьих, в составе этноса почти всегда присутствует категория лиц с «отрицательной пассионарностью», по выражению Л.Н. Гумилева. Это анергетики – противоположный вигоросности полюс (субпассионарность, по А.Н. Гумилеву) также проявляется в девиантном поведении, в неспособности сдерживать инстинктивные вожделения, паразитизме, недостаточной заботе о потомстве. Лиц с низкой выраженностью вигоросности отличает безволие и эгоизм, они  не способны по-настоящему защищать себя и свое общество при внешних угрозах. Это представляется серьезной проблемой социального уровня. Не случайно, уменьшение доли пассионариев и соответственно увеличение субпассионариев Л.Н. Гумилев связывает с закатом, гибелью этноса. В этом аспекте недостаток вигоросности тоже ведет к асоциальному поведению, частным проявлением которого являются разнообразные формы уклонения от исполнения общественных обязанностей (воспитания своих детей, отказа ухода за престарелыми родителями, уклонения от прохождения военной службы и т.д.).

Таким образом, вигоросность может быть рассмотрена как одна из детерминант отклоняющегося поведения. Раскрытие сущности вигоросности способствует более полному пониманию механизмов девиантного поведения, позволяет предложить конкретные технологии по его коррекции и предупреждению поведенческих угроз здоровью. Здесь можно предусмотреть следующие направления работы:

- профессиональное ориентирование и профессиональный отбор с учетом результатов индивидуальной диагностики вигоросности, обеспечение реализации  вигоросного потенциала человека в социально приемлемой сфере;

- консультативная работа с лицами, имеющими повышенный уровень вигоросности, углубленное наблюдение за состоянием их здоровья;

- учет уровня вигоросности при определении индивидуальных образовательных траекторий обучаемых.

Анализ поведенческих проявлений вигоросности показывает, что ее высокий уровень зачастую приводит к возникновению угроз здоровью. В силу своих особенностей, вигоросы более склонны к рискованному поведению, запредельным нагрузкам, жестким стратегиям поведения в конфликте (включая физическое насилие) и вредным привычкам (курение, алкоголь, наркотики). Не исключено, что в силу указанных особенностей значительная часть столь ценной для общества составляющей просто погибает, не реализовав свой потенциал. Однако своевременная коррекционная (консультативная, реабилитационная) работа способна направить активность вигоросов в более безопасном направлении (спорт, карьера, экстремальные виды деятельности и т.д.). Поэтому, оценка уровня вигоросности может быть интегрирована в систему сохранения, обеспечения и улучшения здоровья населения на уровне организаций, на региональном и федеральном уровнях.